Кальсоны Кирова

— Откуда ты все это знаешь? – спросил Елисей.

— Дед рассказывал.

— Вы что, были знакомы? – подозрительно поинтересовался Елисей. С тем, что у приятеля был знаменитый предок, он уже смирился по ходу рассказа. Но личное знакомство с историческим предком  произвело на Елисея сильное впечатление.

— Конечно. Леонид Леонидович Николаев, 1931 года рождения, женился рано, еще во время учебы в техникуме, до призыва на военную службу. В 1952 году у него родился сын Сергей, а в 1975 – внук Леонид, то есть я. А умер дед в 1991 году, ему тогда шестидесяти лет не было, а мне было уже 15 лет. Дед мне много рассказывал. Он шутил, что все свои истории мне уже рассказал, полностью в меня «переписался».

— И про Кирова рассказывал?

— Никогда! Если мы касались в разговоре тех времен, то дед никак не выделял Кирова, говорил о нем так же, как об Орджоникидзе,  Куйбышеве, Молотове или других подобных деятелях. Про Кирова мне рассказал отец, когда я уже окончил университет.

— И сына твоего поэтому тоже зовут Сергеем?

— Конечно, поэтому, почему же еще? Да и вообще, имя хорошее, мне нравится, жене моей тоже, а ведь она про Кирова ничего не знает. Теперь я ей расскажу… Раньше имело смысл скрывать эту тайну, потом привычно берег семейный секрет, никому не рассказывал… — задумчиво говорил Леонид, теперь он говорил больше для себя, а не для собеседника.

— Решил, значит, на мне попробовать? – спросил Елисей с полной готовностью обидеться.

— Да, тебе первому рассказал. Ты для этого самый подходящий слушатель, лучше других понимаешь, что такое род и фамильная гордость.

Такое объяснение выбора его в качестве «первослушателя» польстило Елисею, теперь он принял рассказ о чужой «знатности» вполне благосклонно.

Добавить комментарий