Огромный труд великого знахаря

3. Слухи о еврейских погромах сильно приукрашены. Обычно евреи сами провоцировали погромы своей наглостью, богатством, оскорблением святынь. Русское население от погромов страдало больше, чем еврейское, потому что у русских не было оружия, а евреи стреляли в людей, в портреты государя, в уважаемых народом общественных деятелей и членов царской семьи. Правительство никак не замешано в организации погромов (хоть в книгу и просочилось обращение одного деятеля к своим подчиненным, сделанное во время одесского погрома, что мы, мол, в душе согласны с тем, что надо бить евреев, но помогать погромщикам не должны). Православная церковь стояла (даже на коленях) за евреев, защищала их от громил. И самих же русских за эти погромы судили и наказывали.

Страдания евреев от погромов преувеличивали, особенно надеясь на реакцию богатых зарубежных евреев. Где убили 10 человек, кричали, что погибло 50, говорили об изнасилованиях и глумлении над трупами, а этого просто не было.

Поневоле вспомнишь унтер-офицерскую вдову, которая сама себя высекла.

4. Евреи бегали от военной службы. Хоть и отмечает автор отдельные проявления еврейской храбрости на войне, но в целом роль евреев в войне, в обороне страны — негативная. Кроме того, отставные солдаты, жившие вне черты оседлости, выписывали себе кучу мнимых родственников, чем разрушали здоровый и спокойный быт свободной от евреев местности. В Первую мировую войну евреи-солдаты перебегали на сторону противника или дезертировали, евреи-поставщики воровали, евреи — жители прифронтовой полосы шпионили, за что их выселяли и брали из них заложников (автор признает, что выселяли бессистемно и бездарно). Евреи, жившие в странах-союзницах, подрывали авторитет России.

Мой отец воевал в Отечественную войну с первого до последнего дня, мой дед воевал в Первую мировую унтером, а в Отечественную — ополченцем и был контужен и на той войне, и на этой. Мой прадед родился в Кронштадте в солдатской семье. Все знакомые моих родителей, и евреи, и русские, воевали, никто в тылу не подъедался. Так что про мой еврейский род А.И. Солженицын пишет неправду.

5. Огромный вред приносили евреи России во внешней политике. Преувеличенные слухи о притеснениях русских евреев возбуждали антирусские настроения в Европе, мешали проведению сбалансированной политики. Еврейские банкиры отказывали в кредитах, мешали сближению России с Западом.

6. Революция — чисто еврейское дело. Ушедшая от еврейства и не пришедшая никуда еврейская молодежь раскачивала существующий строй. Евреи заставляли рабочих бастовать, стремились превратить требования об увеличении зарплаты в революцию. Принуждали рабочих бунтовать по-настоящему, строить баррикады, стрелять. А русские рабочие были недовольны только условиями труда и, если бы не подзуживание евреев, возможно, договорились бы с хозяевами. Для евреев же главное было — поджечь чужой дом — Россию. Ради такого поджога евреи-революционеры могли выступить и с антиеврейскими призывами.

Герберт Уэллс писал в «России во мгле», что в русской революции много евреев, но подчеркивал, что борются они не за еврейскую идею. Спектр интересов, приведших людей в революцию, необычайно широк. Шли от бедности, от богатства, от чистоты души и светлых устремлений, от подлости, от горя и от радости. Получались тираны, кровопийцы, герои, полководцы, провокаторы, кто угодно. Причем каждому еврею можно поставить в соответствие русского или грузина, который ничем не лучше или не хуже.

В дальнейшем или вычеркивали евреев из истории революции, говорили, что их в революции не
было, а был только иуда Троцкий (это когда революция считалась хорошим делом), или, как А.И. Солженицын, усиливали роль, говорили, что вот они-то кашу и заварили. Исследуя причины такого сложного явления, как русская революция, столь настойчиво тянуть еврейскую нитку бессовестно. Тем более что существуют более авторитетные мнения. «Евреи не внесли решительно ничего нового, своего, не обнаружили не малейшей инициативы, никакой оригинальности: они только легко усваивали выработанные христианами понятия, идеи, привычки». Так писал Л.Г. Дейч, один из первых русских марксистов, в книге «Роль евреев в русском революционном движении» (ГИ: М.–Л., 1926).

7. Еврей — агент, представитель еврейства. Русский может быть великим человеком, может совершить благородный, героический поступок, может работать во благо родины, но может быть и подлецом, предателем, пьяницей. Русского можно наградить или наказать. Русский — это отдельный человек. Еврей только выполняет задание. Если еврей играет на скрипке, то «да, действительно, евреи музыкальны», если еврей не стал пахать, то «евреи не годятся для этого дела», если еврей не хочет креститься, то «евреи сохранили обособленность», если еврей крестился, то «евреи — конформисты». Во всяком деле нужно найти хоть одного еврея, а дальше можно смело объявить любое дело еврейской затеей. Даже если еврей прославил Россию, то «да, евреи талантливы, но полностью доверять им нельзя, потому что они, маскируясь, служат своему еврейству».

Добавить комментарий