Несколько недель одинокого человека Вадима Быкова

— Вот, капельница… в жизни не делали, только у матери и в кино видел, после нее ходить-то можно? — бормотал Вадим.

— Не беспокойся — у них такой метод лечения. Они сначала капельницу ставят, а потом фамилию спрашивают. Но не все от капельниц помирают, меня тоже ими лечили, — утешал его Леонид.

Проведя в больнице больше трех часов, из них два часа — под капельницей, Вадим понял, что его хотят залечить, и больше он в это заведение ни ногой. Это он объяснил Леониду, когда тот вез его из больницы домой. У Леонида хватило ума не возражать. Да и поднадоел ему Бык со своими фокусами. Больше Леонид вопрос о здоровье друга не поднимал, словно отрезало. А Вадим, как миленький, купил все лекарства, прописанные Вероникой, съездил сколько нужно раз в больницу, в свободное от другой больницы время, и не сказать, чтобы вылечился, но подлечился заметно.

8

Три дня Вадим и Леонид не перезванивались, устали друг от друга. Первым не выдержал Леонид. Но Вадькин телефон не отвечал. Он стал звонить по другим номерам, пока не добрался до Кати.

— Как у вас дела? — спросил он девушку. — Случилось, — ответила Катя.

— Что, умерла бабушка Валя?

— Да.

— Когда?

— Сегодня. Кажется, часов в пять вечера.

— А где отец и Шура?

— Не знаю.

Вот и весь разговор. Ехать куда-то было уже поздно, да и ни к чему. А что, собственно? Конца ведь ждали. Возраст почтенный. Чем он может помочь другу? Подождем до утра…

Рано утром позвонила Марина.

— Послушай, Лёка, я не знаю, что делать. Я вызвала агента из похоронного бюро. Туда, к ним, на их адрес. Он придет через десять минут, а они то ли телефон отключили, то ли что. Как их предупредить? А то ведь оба «тепленькие», не поймут, в чем дело. Ехать уже поздно, а у меня, как назло, телефон сломался, звоню из автомата. Сделай что-нибудь!

Ну и семейка, все у них шиворот навыворот. Лёня с женой смотрели друг на друга и думали одно и то же. Жизнь прожита большая, тоже всякое было, и недоразумений было много, и глупостей, но за много лет выработался какой-то коллективный, семейный разум, а эти в любом деле — кто в лес, кто по дрова. И смех и грех.

Включили компьютер, нашли в базе данных телефон соседней с Быковыми квартиры. Дозвонились до соседки, объяснили, в чем дело, и попросили сказать, чтобы Вадим включил телефон и позвонил.

Вадим позвонил через час. Принял соболезнования и тут же начал ругать Марину:

— Нет, ты подумай, какая дрянь. Вызвала в чужую квартиру похоронного агента. Кто ее просил?

— Она хотела тебе помочь.

— На хрен мне нужна ее помощь? Я был в ванной, Шура со сна ничего не может понять. Пришел агент. Наглый мальчишка, лезет, говорит, что вызывали. А я его не вызывал, понял? Дама из соседней квартиры пришла, тоже что-то бормочет. Откуда она тебя знает? Я с вами с ума сойду.
Леонид объяснил, что произошло, и немного успокоил осиротевшего друга.

— Ладно, — уже деловым тоном сказал Вадим. — Я никак не могу дозвониться до морга. А начинать нужно со справки оттуда. Может быть, съездим?

— Тебе не нужно никуда ехать — все сделает агент, разве он тебе не сказал? — Леонид почувствовал, что у Вадьки на том конце провода отвисла челюсть.

— А я его прогнал…

— Как прогнал? — теперь настала очередь Леониду удивляться.

— Так, прогнал…

— Ищи теперь другого агента. Пусть он всем этим занимается. А ты подумай о поминках…

— О каких поминках?! Ты что, с ума сошел?

— О таких. Бабушка Валя была человек служивый, надо на бывшую работу сообщить. Надо подружек ее позвать. Надо после кладбища людей пригласить по рюмке водки выпить за упокой души. А ты как думал?

— Кто все это будет делать?

— Ты повариху нашел? — продолжал гнуть свое Леонид.

— Я ее не для этого нашел…

— А ты ее для этого используй.

— Продуктов нужно много, она не дотащит.

— Вот будет известно, когда похороны, я накануне подъеду, и мы все с тобой купим.

— Да я плохо себя чувствую, куда мне таскаться по магазинам…

— Прекрати, не прикидывайся. Телефон больше не выключай и звони, как дела.

И пошло, покатилось. Кто хоть раз хоронил, знает. Вадим с Леонидом вертелись как белка в колесе. Иногда, правда, у Вадима ослабевала какая-то пружина, и он, как ребенок, тянул Лёню за рукав и зудел: «Ну ладно, хватит, пошли…» Леонид тут же подавлял бунт, и гонка продолжалась. Но и похороны получились приличные. Панихиду Леонид провел. Было людей довольно много, всё матери подчиненные. Начальники, которых у бабы Вали было немного, все раньше нее умерли. Рассказали, каким большим человеком была покойная, как много заводов и институтов ей подчинялось, сколько людей ей благодарны за науку и за помощь. И мужчины пришли, чтобы гроб нести, а не везти на каталке — бывших их с Вадимом одноклассников позвал Леонид. После похорон многие поехали помянуть. Продрогшие после кладбища люди с удовольствием выпили, и закусили, и еще рассказали про бабу Валю. И какие ордена были у матери, и как ее министры ценили, и как она дело знала.

Добавить комментарий