Холодный профессор

Малиновский. Ну, Робертино, как дела на кафедре?

Гундосов. Да есть проблема… «Задание партии» под угрозой срыва…

Малиновский. В каком смысле? Какое задание? Говори без экивоков. Ты ведь знаешь, я ценю пря-моту!

Гундосов. Студентики от Дубинина не обращаются, а уже время.

Малиновский. А что у них?

Гундосов. Сдача курсового проекта на десятой неделе.

Малиновский. Почему же не обращаются? Гундосов. Сами сдают!

Малиновский. Что они могут сдать?! Они два на два на калькуляторе умножают!

Гундосов. Вот Дубинин и дает им задание осваивать таблицу умножения, синусы, косинусы и всякое такое… Кто умножит без ошибки, тому «трояк». Если студент освоит таблицу умножения на 2 вместо курсового проекта, то Дубинин обещает ему вместо экзамена дать таблицу умножения на три, тоже за «трояк».

Малиновский (с пафосом). И это вместо курсового проекта по специальной дисциплине! Вместо экзамена по такому важному курсу! Он же срывает учебный процесс! Подрывает основы нашего высшего образования! Я давно подозревал, что Дубинин тайно работает против кафедры!..

Гундосов (гневно, привстает). А ну-ка прекратите! Вы передо мной столпа высшей школы не изображайте. Вы что, меня совсем дураком считаете! Таблицу умножения выучить — это подрыв образования, а пойти, Назарову деньги дать, это — правильное образование!.. Вы на эти деньги зубы вставите.

Малиновский (не может остановиться). Но он обязан передать студентам необходимые знания по дисциплине, а не школьную математику… Ты что про зубы заговорил, это — другое.
Гундосов. То самое. Нечего на меня все сваливать! Тут дело керосином пахнет…

Малиновский. Даже?.. Как ты думаешь, чего Дубинин хочет?

Гундосов. Он хочет бороться со взятками на отдельно взятой кафедре.

Малиновский. С какими взятками?! Ты что такие слова употребляешь?

Гундосов. Вадим Вадимыч, вы опять вещаете? Говорите по существу, не отвлекайтесь.

Малиновский. Я понимаю, если бы он пошел жаловаться, писал бы… Вон, Потапов пытался доносы строчить, ничего не доказал, только себя опозорил перед всем университетом и уволился… А Дубинин придумал какой-то дурацкий способ, да и не может быть у него такой цели…

Гундосов. Может. Он сдвинутый, и дочь его сдвинутая. Это я теперь хорошо знаю! Это очень опасные, непредсказуемые люди. Лучше бы он донос написал, мы бы знали, как действовать. А тут жди подлости неизвестно откуда. Студенты заволновались!

Малиновский. Это ты брось, это из газет. Наших студентов волнуют только физиологические отправления. Они настолько ленивы и не развиты, что и не поймут ничего!

Гундосов. Напрасно вы так думаете. Несколько студентов сдали таблицу умножения, заслужили «тройку» и попросили у Дубинина настоящее задание.

Малиновский. Это — сказки!

Гундосов. Хотите верьте, хотите — нет. А только держать Дубинина на кафедре опасно. И это — ваше дело, а не мое.

Малиновский. Всю трудную работу на меня сваливают! Только я могу защитить кафедру! Ты прав, нужно очистить наш коллектив от прохиндеев. Надо же, что придумал, чтобы погубить кафедру! Но мы не сдадимся. Кафедра — это бастион… А ты — молодец, разбираешься в текущих вопросах.

Гундосов. Под вашим руководством, Вадим Вадимыч.

СЦЕНА 5

Парк. Играет музыка. Прогуливаются Дубинин и Вера.

Вера. Как хорошо! Настя поехала в командировку в Италию! Представить себе трудно!

Дубинин. Да, хорошо…

Вера. Что хорошо?! Удивительно! Необычно! А ты — хорошо! Сколько раз в жизни тебя посылали в Италию?

Дубинин. Ни разу…

Вера. Меня один раз посылали в ГДР. Я перед выездной комиссией райкома всю ночь не спала. И про загранпоездку не помню почти ничего, только дорогу.

Дубинин. Другое время…

Вера. Люди другие! Нам наши дети сто очков вперед дадут… Слушай, может, нам Сереженьку к себе забрать. А то родители заняты маленьким, Сереженька, мне кажется, немножко брошенный.

Дубинин. Перестань, он помогает родителям брата растить. Васька молодец, нас излишне не привлекает, а то ты за пять минут внуков испортишь.

Вера. Своих двоих не испортила!

Дубинин. Тогда ты была мать, а сейчас ты — бабка… сумасшедшая…

Вера. Как же ты мне грубишь! Ничего тебя не интересует. Отвечаешь как-то… через такт. Ты что, все время о работе думаешь?

Дубинин. Есть немножко…

Вера. Нечего думать. Мы с Настей серьезно тебя просим: увольняйся, уходи от них. Ты ведь не профессор кафедры, ты сам по себе профессор. Работал сам по себе, а они деньги гребли и посмеивались над тобой. Теперь ты новую игру затеял, и опять сам по себе. Что ты сейчас со студентами изучаешь? «Колобок» или «Курочку Рябу»?

Дубинин. Триллер «Волк и семеро козлят».

Вера. Вот-вот! Но эта игра уже за их счет! Они тебя в покое не оставят, устроят неприятности, я это чувствую.

Добавить комментарий