Главная роль

ТАТЬЯНА. Надо решить, что делать с трупом бабушки. (саркастично) Хотя нет, лучше подождем и спросим мнение дедушки на этот счет.

СЕРГЕЙ. Как думаете, нужно накрыть ее?

КАТЯ. Танюша, ты обедала сегодня?

СЕРГЕЙ. Я спрашиваю, мне накрыть ее?

ТАТЬЯНА. Поступай, как знаешь, это твоя мать. И вообще, мне пора на лекции. Я  учусь…

СЕРГЕЙ. Ты не хочешь помочь мне?

ТАТЬЯНА. Помочь тебе после всего, что ты натворил?

СЕРГЕЙ. Но ведь это твоя бабушка…

ТАТЬЯНА. А какой от нее толк? Может, она гуляла с нами в детстве, волновалась, когда мы болели или оставила хоть какое-то наследство мне?

СЕРГЕЙ. Катя…помоги мне.

КАТЯ. Ну, а что я? Я же воровка, Сережа. Украла серебряные чайные ложечки. Забыл?

СЕРГЕЙ. Иногда мне кажется, что мама права.

КАТЯ. Интересное дело…

СЕРГЕЙ. Да, мне иногда начинает казаться, что она была права, когда говорила, что ты не нашего круга.

КАТЯ. Не вашего круга, это какого же?

СЕРГЕЙ. Нет в тебе деликатности, понимаешь, какой-то врожденной интеллигентности, что ли, нет.

КАТЯ. Ты и твоя матушка – не моя порода.

СЕРГЕЙ. Я понимаю и не виню тебя…

КАТЯ. Не винишь? Ты не винишь меня в том, что я не захотела быть похожей на вашу лицемерную семейку? Или может быть, не винишь меня в том, что я двадцать пять лет терплю издевательства твоей матери? А может быть в том, что я родила и воспитала для тебя двоих детей? Или, может, в том, что я ни разу тебя не предала?

СЕРГЕЙ. Это обязанность каждой женщины…

КАТЯ. Обязанность? …. Ты ее точная копия. Мне надоело. Я ухожу от тебя.

СЕРГЕЙ. Катя, но я люблю тебя.

КАТЯ. Как ни странно, я тоже…иначе давно бы ушла.

(Направляется к выходу. Пауза. Разворачивается, подходит вплотную к гробу)

Уж не думаешь ли ты, что нас ждет иной финал? Нас боготворят, пока мы здоровые, красивые и независимые, но стоит дать слабину – и привет, ты уже сдан в утиль, и ты доживаешь свой век в четырех стенах под звуки телевизора, получая подачки от тех, кого когда-то родил и воспитал, чувствуешь их презрение, свою никчемность, отсталость.

Знаешь, в какой-то степени я ей жутко завидую. Она уже отмучилась. Это твоя мать. Вот ты с ней и разбирайся.   А я имею право не съехать с катушек именно сейчас. Прочь с дороги…(красиво уходит)

Уходит. Сергей смотрит в недоумении на мать.

Сергей с ужасом смотрит на мать. Накрывает ее темной тканью. Включает телевизор. Звучит «Время, вперед!» Г. Свиридова. Садится на стул у ее ног, обхватив голову руками, и замирает.

МАТЬ. Да убери ты с меня эту грязную тряпку. (Садится на столе)

Сын поднимает голову, в глазах ужас. Затем опять опускает голову.

СЕРГЕЙ. Мама, что это?

МАТЬ (бодро). Репетиция моих похорон. Я всегда мечтала узнать, что скажут люди, когда я умру.

СЕРГЕЙ. Ожидания оправдались?

МАТЬ. Я так и знала, что без меня вы все переругаетесь! Но я думала, что хоть одна из этих нахалок вспомнит о моих литературных достижениях или сообразит дать объявление в газету о кончине известной писательницы Я даже платье новое надела, а вы… Эх, вы…

СЕРГЕЙ. Мама, я больше к тебе не приду. Живи, как хочешь. Иначе, я помру раньше, чем ты.

МАТЬ (пытаясь его остановить). Да будет тебе. По-моему, прекрасная сцена. Но все-таки я транжира, платье можно было и подешевле одеть. Какая разница, мертвой в чем лежать.

МАТЬ (кричит вслед уходящему сыну). Электричество нужно экономить. Свет в коридоре выключи!

Затемнение – свет резко выключается

ВИДЕО: Тени ползут по квартире, как бы пытаясь влезть в комнату – видно, что ей страшно в своей коробочке-квартире, Она съеживается. На переднем экране возникает кафе.

 

 Разговор Сергея с другом о матери

Кафе: Сергей с другом Андреем сидят за столиком.

АНДРЕЙ (поднимает рюмку).Что ж, Сережа, за тебя! Замечательная книга у тебя вышла! За успех!

СЕРГЕЙ. Спасибо! Я же до этого только рассказы и стихи писал, а тут роман получится мог. Спасибо!

АНДРЕЙ. Да. Конечно родители у всех – не сахар. Вон у меня теща – нет житья поедом ест. Я к ней на дачу как на каторгу еду… (наливает еще)

СЕРГЕЙ. Ты понимаешь, Андрюш, там же все правда. Принес ей. Эта книга – крик души моей… А она обиделась…

АНДРЕЙ. Ну, ты бы, как это сказать, применил бы художественный вымысел, приукрасил бы ее как-нибудь

СЕРГЕЙ (как бы извиняясь). Да был другой вариант помажорнее, но редактор на этом варианте остановился… а там мать далеко не ангел…

Добавить комментарий