Главная роль

МАТЬ (смотрит в коридор. Видит, что сын ушел. Бодро вскакивает, бежит к двери, запирает ее). Не запирай дверь! Нет, ты слышишь, Марк (кричит вглубь квартиры) Он, точно, моей смерти хочет. Знает же, что соседи алкоголики. Небось, надеется, что они вломятся ко мне и придушат по-тихому, и ему отвечать ни перед кем не придется. Подлец.

МАТЬ (она продолжает одеваться, вот уже стоит перед зеркалом в платье бордо, снимает бигуди, красит губы, открывает шкаф –там пальто и шляпа от МАРКА – ее мужа, который умер. Она разговаривает с ним как с живым). Марк, ну, вот, что они меня все время ругают? Я же вообще для них подарок! Могла бы слечь, и они должны были за мной ухаживать. А так я – хоть куда! (Охорашивается перед зеркалом) Правда, Марк. Я правильно все делаю. Да? Я ведь завещание написала. Я Сережке и Катьке его, воровке, ничего не оставлю. Правильно? Он же только вид делает, что обо мне заботится, а сам только квартиру дожидается. Так ведь? А Сережка-то наш дурачок, хоть и профессор. Зря я тебя отговаривала, надо было из него еще в детстве всю эту дурь выбить…

СЕРГЕЙ (из-за двери). Мама, открой, это я, Сергей.

МАТЬ (делая вид, что не слышит). Кто-кто? Уходите, я гостей не ждала!

СЕРГЕЙ. Мама, да открой же дверь, наконец! (начинает колотить кулаком в дверь)

МАТЬ. Семенов, это ведь ты, так? Хватит колотить в дверь, алкаш! Я тебе говорила, что полицию вызову, если ты не отстанешь! Нет у меня денег, иди, иди, проспись лучше! (собирается уходить от двери)

СЕРГЕЙ. Мама, да какой еще Семенов? Открывай дверь! Это твой сын, Сергей! Ты что, не слышишь меня?!

МАТЬ. Сергей? Что за ерунда? Сергей сейчас в ресторане, у него годовщина совместной жизни с женой. Зачем ему колотить в дверь несчастной матери, когда у него есть занятие поважнее? Пока одинокая мать сидит и тоскует дома, доедая последний кусок хлеба, ее сыночек нажирается до отвала в дорогущем ресторане со своей наглой бабищей.

СЕРГЕЙ. Мама, это Сергей. Открой, пожалуйста, дверь, я привез тебе лекарства и еду.

МАТЬ. А, Сергей? Так это ты сейчас ломился ко мне в дверь? А я думала, снова этот алкаш Семенов. Я ведь тебе рассказывала, как однажды…

СЕРГЕЙ. Мама! (повышает голос, затем успокаивается) Открой, наконец, дверь.

МАТЬ. Какой же ты нетерпеливый. Никогда не выслушаешь родную мать. (открывает дверь) Что это за мешки ты мне притащил? (смотрит на пакеты, набитые продуктами)

СЕРГЕЙ. Здесь всего понемногу. Вот твои лекарства.

МАТЬ (смотрит на ценники лекарств и начинает совать пакет обратно сыну). Чего это ты такого накупил? Я, слава богу, могу прожить на свою пенсию, но шиковать не собираюсь. Зачем мне такие дорогие лекарства? Забирай всё и уходи. Мне не нужно от тебя ничего. Мало ли что со мной случится, так ты начнешь попрекать меня деньгами! Я не хочу быть тебе должна.

СЕРГЕЙ. Господи, мама, ну с пенсии отдашь, если тебе так приспичило!

МАТЬ. Что?! (возмущенно глядит на сына) Ты требуешь с матери деньги? Сынок вырос, нечего сказать! Последние копейки у матери отобрать вздумал? На, подавись, Иуда! (бежит к шкафу, хватает кошелек и судорожно пытается его открыть. Ничего не получается, она кидает кошельком в сына) На, забирай всё до копейки, мне ничего не нужно. Что ж, раз суждено мне быть на старости лет нищей, смирюсь со своей долей. Найдутся на свете добрые люди, которые меня покормят, если сын мать обобрать хочет. Свет не без добрых людей!

СЕРГЕЙ. Так, начинается.  Черт меня, что ли, за язык дернул это ляпнуть.

МАТЬ. Ты велел мне вернуть твои деньги с грошовой пенсии? Мне это сейчас не послышалось? О, Боже, не дай моим врагам дожить до того дня, когда родной сын начнет требовать с них последние копейки. Получила ты, мать, благодарность за бессонные ночи и голодные дни. Был маленький – была мама, вырос – стала источником доходов. Вот вся благодарность за труды!

СЕРГЕЙ (бросает пакеты, идет к матери, чтобы ее успокоить). Мама, прости меня, я не это имел в виду. Я дурак, что такое сказал! Мама, успокойся, пожалуйста!

МАТЬ. Не подходи ко мне! И на похороны мои не приходи, не смей стоять у моего гроба. Отойди с дороги, Сергей, я собираюсь облегчить тебе жизнь. Я выброшусь из окна. (бросается к окну, Сергей за ней. Мать хватается за шторки) Вот шторкам уже двадцать лет. Никто новые не купит. Ой, дырявые совсем. (отвлеклась на шторки).

Добавить комментарий