Главная роль

Мать начинает петь, сын подхватывает. В итоге мать засыпает у него на коленях.

МАТЬ (поет)
В руки зонтик он взял
И на дождик удрал,
Ах, как дождик идет,
И как ветер несет,
Он летит высоко,
Он летит далеко….

В итоге сын засыпает у нее на коленях.

Затемнение.

На экранах фото сменяющиеся счастливых матерей с колыбельками, убаюкивающие детей, рядом с кроватками…

Текст за кадром.

Мальчик. Мама, мама. А кого ты больше любишь, меня или папу?

Мать. Тебя, мой хороший…ты у меня один…

Мальчик. Нет, ты папу больше любишь, Он тебя ругает и бьет. А ты молчишь…Но ты его не бойся иди ко мне, под одеяло. Здесь не страшно! Мам, ты притворись, что ты спишь, он уйдет.

Мать покорно ложится рядом с сыном и укрывается его одеялом.

Мальчик.  Спи, мам, он ушел, спи тебе надо отдохнуть. Вот я вырасту, и мы с тобой в Америку уедем… навсегда… (вокруг вырастают небоскребы. Звучит американская музыка)

ВИДЕО: фото закружились опять, мы влетаем в квартиру МАТЕРИ.

 

Провокация 4 (Компьютер и скандал с книгами)

ВИДЕО: задний экран гостиная в квартире МАТЕРИ. Женщина ходит по комнате с телефонной трубкой в руках. По квартире разбросаны вещи, и чемодан стоит посередине.

МАТЬ. Да, ответь ты уже. Сколько можно ждать! А вдруг я умираю, а ты не отвечаешь? (слышит приглушенный голос сына в трубке) Алло, Сережа! Ну, что же ты не отвечаешь? Я тебе уже раз пять звонила, а ты молчишь! Какая еще лекция? Ах, у тебя сейчас лекция? Подождут твои студенты! У меня срочный вопрос. Сережа, любая минута может оказаться для меня последней! Скажи одно – мне шубу с собой брать? Ну, шубу в Америку? Ну и что, что через месяц. А вещи-то заранее надо собрать! Что? А какая там погода в феврале? Ты считаешь, что твоя мать совсем выжила из ума? Ты бессовестный! Ты меня ни во что не ставишь! Я не хочу с тобой больше разговаривать! Я сама узнаю, какая там, в Америке погода в феврале. Так, сейчас позвоню Беляевой, у нее компьютер всегда включен… Вот дьявольское изобретение, источник разврата! Да, в этих интернетах одни только голые задницы смотреть!? (Звонит по телефону) Але, Беляева! Здравствуй, здравствуй! Посмотри, какая погода в Америке? Ожидается похолодание? В течение недели?  Какая ж ты бестолковая, Беляева! Мне нужно узнать, какая будет погода, когда я туда приеду, в феврале! Ладно, спасибо, пока…(Задумывается)… Америка… Работал со мной в редакции один красивый парень с Кубы… Мулат, да еще и талантливый был. Слышишь, Марк, помнишь его? Ты еще ревновал меня к нему, а я сдуру с тобой осталась. И на кой черт ты мне сдался? Никогда я тебя не любила… Жила бы сейчас на Кубе, ела бы каждый день кокосы, или что там они едят… Так, ладно, дай Бог памяти, как же его звали… Нет, не помню. Попробую так поискать. (звонит по телефону) Беляева, посмотри еще разок, найди мне одного человека. Нет, имени не помню. Ты набери «Мулаты — общение» и выбери красивого парня лет семидесяти с небольшим! Ничего не можешь найти? Какая же ты бестолковая, Беляева! Вряд ли теперь мой мулатик обнаружится… Надо бы мне тоже освоить компьютер. Пусть Сережа мне расскажет про все эти компьютеры и Интернеты.

СЕРГЕЙ (звонит в дверь). Мама! (он с шампанским и с книгой в руках)

МАТЬ. Сережа! Что-то случилось?

СЕРГЕЙ. Мама, это моя книга! Посвящаю ее тебе! (гордо отдает книгу матери)

МАТЬ. Давай, давай, сейчас посмотрим профессиональным взглядом! Не помню, куда я положила очки.

СЕРГЕЙ. Они у тебя на лбу.

МАТЬ (одевает очки). Дай –ка книжку (читает и меняется в лице)

СЕРГЕЙ. Ну, что, я открываю шампанское? Выпьем за меня!

МАТЬ. Но без меня! (снимает очки и отодвигает книгу)

СЕРГЕЙ. Мама, я эту книгу посвятил тебе. Чем я опять не угодил?

МАТЬ. Да я уже успела прочитать пару нелицеприятных страниц. Скажи, это ты называешь посвящением? (читает) «Я на всю жизнь запомнил, что выражать свое собственное мнение – к маминому недовольству». Это ты называешь посвящением?

СЕРГЕЙ (бледнеет). Мама, ты не поняла. Прочитай дальше, там всё описано совершенно в другом свете!

МАТЬ. Я не собираюсь читать это. (брезгливо отбрасывает книгу) Забери свою так называемую книгу, забери. Я не хочу, чтобы в моем доме лежало твое бездарное «творчество». Как ты вообще осмелился пойти к издателю со своими писульками? Сколько ты заплатил, чтобы это опубликовали?

СЕРГЕЙ. Нисколько! (вскакивает, поднимает свою книгу, любовно прижимает к сердцу) Талантливо написано, они так сказали. Я пишу правду о жизни, а людям это интересно.

Добавить комментарий