Почтовый ящик

— Ну, Самуил Яковлевич, давайте по маленькой? С приездом можно, — предложил Сережа.

— Только по «чуть-чуть», — согласился усталый Самуил.

Выпили по рюмке, закусили яичницей. Водку Сережа допивал один.

— Сережа, а ты любишь выпить! — пронзительно глядя Сереже в глаза, сказал Самуил.

— Люблю, — с чувством подтвердил Сережа.

Когда пришли в номер из ресторана, попутчики их спали мертвым сном, Просвирнин тихо, а Владислав Иванович храпел, как паровоз.

________

Рано утром всех разбудил Ефимов. Он нетвердыми шагами ходил по номеру, собирал по разным углам детали своего туалета, пытаясь одеться, и слегка постанывал сквозь зубы.

Просвирнин вылез наполовину из-под одеяла, приподнялся и прислонился спиной к деревянной спинке кровати. Он скрестил руки на голой груди и живо наблюдал за действиями Владислава Ивановича.

— А куда это вы собрались? — неспешно спросил Саша.
Ефимов ничего не сказал.

— Ответьте «коллеге по работе», — Сашка нарочно так сказал, зная, что Владислав Иванович не любит такой языковой небрежности. Он много раз объяснял, что «коллега» — это и есть товарищ по работе, или по специальности, «коллега по работе» — так говорят малограмотные провинциалы.

Но сейчас Славик ограничился односложным: «Отстань».

— Так, может, я не просто так спрашиваю?.. — загадочно сказал Просвирнин.

Славик насторожился, повернулся к Сашке и пошел на него, как завороженный, шепча: «Неужели, оставил?»

— О чем и речь, — широко улыбаясь, сказал Сашка.

Он тут же полез под кровать и достал из сумки недопитую бутылку. Славик выпил остаток водки, постоял две минуты с закрытыми глазами, потом подошел к Сашке, взял его голову двумя руками и поцеловал в растрепанную макушку.

Владислав Иванович пришел в себя, остальные и так были в форме. Десять минут на туалет и одевание, и — на работу. Ефимов заставил Сашку надеть белую рубашку, сказал: «Пусть аборигены видят, что приехал столичный слесарь, а не вахлак!» Позавтракали по дороге в маленьком кафе оладушками со сметаной и к девяти часам утра были на заводе.

________

Самуил был прав, пьянствовать перестали. Слесари не были горькими пьяницами, так, вырвались из дома, расслабились поначалу… К тому же денег как-то сразу стало меньше, на два-шестьдесят суточных особенно не погуляешь, даже если добавить взятую из дома заначку. Кроме того, работа не шла, так что отмечать было нечего. Стенд никак не налаживался, Сережа ходил расстроенный, все время что-то считал, в гостинице сидел допоздна, готовил план завтрашней работы. Остальные сочувствовали Сереже и вели себя тихо. Но за неделю работа не сдвинулась с места.

Сережа решил устроить мозговой штурм. Утром в пятницу не пошли на завод. Сережа разложил на гостиничном столе с потрескавшейся фанеровкой и следами от горячего утюга миллиметровки с графиками, чертежи узлов стенда и четко сформулировал, чем полученные результаты плохи. После этого предложил всем высказываться. Самуил и Слава молчали. Сережа ждал. Сашка попытался разрядить напряженную тишину шуткой.

— Что касательно, то относительно, — с умным видом вымолвил он и поднял к потолку указательный палец. Но его никто не поддержал.

— Знаешь что, Сережа? Я в твоих графиках ничего не понимаю, Сашка — тоже, — сказал Слава после затянувшейся паузы. — Ординаты, говоришь, какие-то, градиенты. Фигня это. Ты объясни на пальцах, чем ты недоволен? Вроде, все ездит, вертится. Где ты там что увидел?

Сережа тут же из листов бумаги, карандаша и деталей шариковой ручки смастерил учебное пособие и стал объяснять проблему, не прибегая к графикам. Слава внимательно за ним следил, два раза просил повторить сначала. Самуил тоже стал участвовать в обсуждении, даже отнял у Сережи колпачок от шариковой ручки, сказав, что такой детали в стенде нет.

— Эта хреновина может произойти оттого, что в стенде оси «жилят»… — задумчиво сказал Слава.

— Как это, «жилят»? — не понял Сережа.

— Не знаю, как объяснить… — замялся Слава. — Ну, это…

Но тут в разговор вступил Самуил, который понял Славу.

— Оси не могут «жилить». Я специально металл подбирал, чтобы они не «жилили». Сочиняешь, столичный слесарь! — зло сказал Самуил. «Стрелка» переводилась на него, возникло подозрение, что конструкция проработана неправильно.

— А я тебе говорю, что «жилят», конструктор хренов! — сразу завелся Ефимов и уставился на Самуила вмиг покрасневшими глазами.

— Тихо, старики! — прикрикнул на спорящих Сережа. Он не стал вникать в суть спора, выяснять, что такое «жилить», а поторопился раздуть вспыхнувшую искру, чтобы получить практический результат.– Мысль высказана. Есть версия. Проверить можно?

— Нечего проверять! Если стенд сделан по чертежам, то эта причина отпадает, — сказал Самуил.

Добавить комментарий