Почтовый ящик

— Вот, мы министерскую премию получили по нашему заказу. Это приказ о премировании, подпишите, пожалуйста, — стал говорить от порога кабинета Сережа.

Заместитель директора, ни слова не говоря, взял и быстро просмотрел бумаги.

— Зачем вы Арсена Степановича включили? — спросил зам, подняв глаза на Сережу.

В том, что высокое начальство сделает какие-нибудь замечания, Сережа был почти уверен. Также он был уверен в том, что это будут идиотские замечания: почему пять экземпляров, когда нужно четыре, а в стране напряженное положение с бумагой? Почему в рассылке только один экземпляр в бухгалтерию, а нужно два? И подобное. В соответствии с этим своим убеждением Сережа широко по-купечески улыбнулся и сказал.

— Порядок знаем.

— Что вы знаете?

— Ну, как. Директору… — сказал Сережа и подумал: «Подписал бы и отпустил. Чего лезет, что он в этом понимает?»

— Подождите. Кто сделал работу? Вы?

— Ну, не я один.

— Я не про это. Вот тут в приказе: вы, начальник теоретического отдела. Он руководитель работы, хотя, похоже, формальный. Ладно. Ваш инженер, конструктор, хорошо. Начальник вашего отдела, сомнительно. А директор что делал по вашей работе?

— Что делает директор? Организация работ, приказы подписывал, утверждал отчет, научно-технический совет вел, когда работу защищали… — стал перечислять Сережа. Он так гордился собой, ведь он на участников работы выделил своей рукой аж девятьсот рублей, а начальникам оставил только триста. А тут зам его в подхалимаже, вроде бы, упрекает.

— За эту свою работу директор получает зарплату. А премия дана за творческую часть НИР, то есть вам и другим участникам. Вот я вам сейчас приказ подпишу, меня что, тоже включать?

«Давно бы так», — подумал Сережа и сказал:

— Да можно бы, средств маловато… Заместитель даже вспотел от того, что его так скверно понял этот инженер. Он с презрением взглянул на Сережу, подписал приказ и сказал, отдавая Сереже документы:

— Все. Берите. С вами не перестроишься.

— Спасибо, — ответил Сережа, чем вызвал еще один презрительный взгляд руководителя.

Сережа запомнил этот разговор, но прошло несколько лет, прежде чем он до конца разобрался в том, чего хотел от него тот энергичный малый в кресле заместителя.

Молодой экономист недолго сидел в том кресле. Видимо, дележка Сережиной премии была не единственной трудностью в его работе. Не пробыв и года заместителем, он ушел с предприятия, как говорили сотрудники, понизив голос до осуждающего шепота, в «коммерческие структуры».

ГЛАВА 26

Прием на работу Крысанова был ошибкой, Сережа начал понимать это через неделю. Корил себя за то, что поддался мелкому чувству, захотелось ему самому взять на работу сотрудника, а не то что, на готовенькое, руководить оставшейся от Альберта лабораторией. И взял, хотя Крысанов ему сразу не понравился.

Началось с того, что Сережу позвал к себе в кабинет начальник отдела Бирюков и сказал, что ему кто-то звонил и рекомендовал человека. Вот, пусть Сережа побеседует с этим товарищем.

Крысанов приехал, пошли с ним в лесочек погулять. Виктор Николаевич Крысанов был невысокого роста чернявый лысоватый мужчина лет сорока. Смотрел в основном вниз, на метр перед своими ботинками. Скользнет взглядом по лицу собеседника и снова глаза опустит. Разговаривать так Сереже было неудобно: мало того, что ростом ниже, так еще смотрит вниз. Лысиной, что ли, его любоваться! Сережа предложил присесть на скамейку. Каждую минуту Крысанов сплевывал на землю, пока сидели на скамейке, он заплевал все вокруг.

Так как Крысанов претендовал на должность ведущего инженера, то оклад ему нужно было определить не меньше, чем многим старым сотрудникам лаборатории, особенно тем, кто без диплома. Сереже необходимо было выяснить, за что ему должность и зарплата. Сначала самому понять, а потом, если понадобится, своим объяснить.

— Мог бы я познакомиться с вашими работами? — спросил Сережа.

— Как познакомиться? — не понял Виктор Николаевич.

— Ну, статьи ваши, например, почитать, — объяснил Сережа.

— Нет, я статьи не пишу, — ответил Крысанов. — Я устройства изобретаю.

Выражение «изобретать устройства» показалось Сереже странным.

— А как я могу оценить вашу квалификацию? — спросил Сережа.

— Как оценить? Вот авторские свидетельства, четыре штуки, — Крысанов достал из портфеля красивые свидетельства на плотной бумаге.

— Изобретения ведь закрытые, описаний нет, — Сережа посмотрел авторские. Крысанов был где третьим, где четвертым соавтором. — Расскажите, в чем тут дело, что вы изобрели?

— Названия авторских, что ль, сказать? — с недоумением взглянув на Сережу спросил Крысанов. — Я могу, конечно, вспомнить. Только не понимаю, зачем вам это нужно?

Добавить комментарий